Информационное агентство ИА Запад24. Ачинск, Боготол, Канск, Красноярск, Минусинск, Назарово, Ужур, Шарыпово, Абакан
Статьи
СГК составила список УК и ТСЖ, которые живут за чужой счет
Специалисты теплосбытового подразделения Сибирской генерирующей компании в Красноярске составили рейтинг неплательщиков среди управляющих компаний…
СГК рассказала, наступит ли следующий отопительный сезон в Канске
Наступит ли следующий отопительный сезон в Канске? Руководители СГК в городе о ремонтной программе, работе с должниками и профилактике коронавируса.…
РУСАЛ подвел итоги 1 квартала 2020 года по производству
Объем производства алюминия в компании РУСАЛ в 1 квартале 2020 года составил 940 тыс. тонн (-0,9% по сравнению с предыдущим кварталом). На заводы…
Ачинcкие дружинники-металлурги стали лучшими в Красноярском крае
По итогам первого краевого конкурса «Лучший народный дружинник Красноярского края» два первых места завоевали сотрудники Ачинского глинозёмного…
Что важно знать: для оформляющих выплату на ребенка до 3-х лет
В соответствии с Указом Президента РФ № 249 от 7 апреля 2020 года российским семьям, имеющим право на материнский капитал, а также ранее имевшим…

Как нужно защищать Родину, чтобы она сказала «спасибо»?

Просмотры 1225     06.04.2011, 17:13
Как нужно защищать Родину, чтобы она сказала «спасибо»? Кажется, мы уже позабыли фразу «Я вас туда не посылал…». А ведь именно ею встречали бюрократы советского периода воинов-афганцев, пришедших с войны, которая оказалась неизвестной, непонятой, ненужной … Кажется, в наше время эти слова вновь зазвучали в кабинетах - в отношении солдат с другой войны. Чеченской. Только теперь они выглядят по-другому: «А ты кого-нибудь убивал?». Виктор Вагапов служил срочную в бригаде оперативного назначения в городе Грозном с декабря 2002 по май 2004 года. Как такового понятия «убивал» он не признает: «Что значит – убивал? В меня стреляли, и я стрелял… а кто там фиксирует, убил или нет?».

Запомнился бой, когда группа солдат, в которой находился и Виктор, поехала сопровождать комбата в близлежащее селение, а в пути у УАЗика оторвался глушитель, военные дороги, известное дело, – не европейские автострады. В тот день он и увидел в первый раз «чехов», которые завязали перестрелку из пытавшейся подъехать к ним машины. Впрочем, про службу он рассказывает совсем не красочно: «Ездили на сопровождение, проводили проверки… Кто в самом Грозном, кто в других местах…». Бригада, в которой служил Виктор, дислоцировалась на территории аэропорта «Северный».

А ТЫ УБИВАЛ?


Демобилизовавшись, Виктор, как и любой русский солдат, в первую очередь был рад тому, что жив и здоров. Руки-­ноги на месте, молод и красив – что еще нужно человеку? Словом, вернувшись в Шарыпово, где он тогда жил, о наградах и регалиях парень не задумывался. Тем более, в Шарыповском военкомате ему сказали откровенно: «Вот если б у тебя была запись, что ты там стрелял­-убивал, мы признали бы тебя участником боевых действий, выдали бы удостоверение. А… где она?». Действительно, записи о боевых действиях в военном билете у Виктора не было… Забыли? Не успели?
Не захотели…
- Хочешь - езжай в… комитет солдатских матерей! – продолжили военные чиновники. Может они и выдадут его тебе…
Что ж, офицеры рассказывали, что в далекие девяностые, когда комитет солдатских матерей только появился – тетки­-чиновницы, устраивая «показуху», даже по казармам ходили, не позволяя поднимать «сыночков» в 6.30 утра… Доходило даже до того, что офицеров в учебных подразделениях наказывали, если они планировали своему взводу марш-бросок. Впрочем, «мамочкам» это ничего не стоило…
Однако я с интересом прислушался к рассказу Виктора, справедливо полагая, что уж в такой пламенной организации солдату обязательно должны были помочь! Через какое­-то время Виктор стоял в кабинете перед чиновницей комитета.
- Она на меня посмотрела: «Ну и где ты там был?». Я показал справку об участии в контр-террористической операции на территории Северо­-Кавказского военного округа, она ее скопировала, пожала плечами.
- Ждите… - говорит. Вот и жду. Не первый год уже пошел…
Вот это солдатские «матери»! «Шуму­-то много, - сказал один сказочный персонаж, - а шерсти мало!» Письмо из комитета солдатских «матерей» все­ же пришло, с советом… обратиться к министру.
- Мама пишет, а я у нее эти письма отбираю. Хватит, говорю, унижаться…

ДА, НУ ВАС ВСЕХ...


В Ачинск Виктор переехал в 2007 году, и казалось, успокоился, устроился на работу. Но и здесь не обошлось без негодяев. Как говорится, кому война - а кому мать родна… Виктор работал в такси и однажды вез пассажира. Разговорились, и тот, представившись Василием Васильевичем, работником военкомата, предложил Виктору приехать к нему, чтобы решить эту проблему. На вопрос: «А кем вы работаете?», ответил: «Я там от прокуратуры. Занимаюсь как раз выбиванием удостоверений для воевавших ребят, потому что бардак в стране творится…». Трудно было после такого патриотического заявления не поверить незнакомцу. Но тут…
- И в общем так… ты сколько зарабатываешь?
- Где-то тысяч двадцать…
- Половина зарплаты мне, и удостоверение - твое.
Бесподобный диалог! Как раз для уголовной хроники… Виктор рассказывал дальше:
- И потом еще несколько раз звонил. Договорились встретиться в военкомате. Наконец я приехал туда, встретились в коридоре на верхнем этаже. Отдал ему «военник», тот постоял… и тут из какого-то кабинета вышел молодой майор. Этот к нему: «Посмотрите, говорит, вот парень с войны пришел. Можно ему помочь?».
Майор повертел в руках военный билет Виктора и швырнул его обратно, со словами:
- Два дня там побудут и чего-то хотят…
- Я был там не два дня! Прочитайте!
- Да вас тысячи оттуда приходят, и что теперь?
Виктор ушел, и не стал куда-то жаловаться, выяснять фамилию майора и кто такой Василий Васильевич. Не испытывал он классовой ненависти к сытым тыловым лицам, просто свое хотел получить. А если честно, и этого уже не хотел…
- Пошли вы все!

ПОПАСТЬ ПОД БУМАЖКУ…


В военкомате мне сказали, что никакой Василий Васильевич там не служит (потому, наверное, и встреча была не в кабинете). Однако объяснили, что в категорию участников боевых действий попадают только те военнослужащие, кто участвовал в локальных войнах на территории России. Военнослужащий признается участником, если часть, в которой он служил, вела боевые действия.
- В Чечне много воинских частей, однако не все они воюют. Даже те солдаты, которые воевали на территории республик Южная Осетия и Абхазия в августе 2008 года – и те не все признаны участниками боевых действий. К примеру, если солдат был водителем!
- Понятно. Ну а, к примеру, бригада оперативного назначения подходит под эту категорию?
- Необходимо, чтобы часть, в которой военнослужащий проходил службу, выполняла задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской республике и на прилегающих к ней территориях, отнесенных к зоне вооруженного конфликта. Если в военном билете военнослужащего есть именно эта запись - он попадает под категорию участника боевых действий и ему выдается удостоверение. Да и то эти сведения мы перепроверяем в краевом военкомате, а там в свою очередь проверяют по другим базам. И если все инстанции согласны – солдату оформляют удостоверение участника.

Сергей ЗАВЬЯЛОВ, корреспондент «Ачинской газеты»
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.
Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
 
 
2010– © Информационное агентство ИА Запад24. Свидетельство о регистрации
СМИ ИА № ФС 77-71977 от 29.12.2017 выдано Федеральной службой по надзору
в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 16 лет.
+7 (391) 214-23-13
г. Ачинск, ул. Свердлова, 74, пом. 72
+7 (39151) 2-33-33, marketing@zapad24.ru
Правила сайта
Сообщить новость
Размещение рекламы