Информационное агентство ИА Запад24. Ачинск, Боготол, Канск, Красноярск, Минусинск, Назарово, Ужур, Шарыпово, Абакан
Статьи
Сексуальное насилие: почему дети не просят помощи у родителей?
На лекции по сексуальной грамотности для 10–12-летних детей после блока о насилии самая смелая девочка сказала: «Это будет очень странно, если я…
После закрытия назаровского полигона окрестности города обрастают стихийными свалками
После закрытия назаровского полигона окрестности города обрастают стихийными свалками, но, по заверению властей, это не должно волновать жителей…
«Излишнее упорство» как маяк наличия системы «двойных стандартов»
В 2018 году разгорелся нешуточный скандал между администрацией города Назарово и местным предпринимателем, который, по мнению чиновников, осуществил…
Красноярск и Гуанчжоу станут ближе: Кантонская ярмарка открывает колоссальные возможности для…
В октябре 2019 года в Гуанчжоу (Китай) проходит самая масштабная выставка КНР, на которой можно увидеть сотни тысяч востребованных товаров со всего…
Молодежный парламент Красноярского края проводит конкурс в пресс-центр
Ты можешь попробовать свои силы в конкурсе на право вхождения в Пресс-центр Молодежного парламента при Законодательном Собрании Красноярского края.…

Как нужно защищать Родину, чтобы она сказала «спасибо»?

Просмотры 1190     06.04.2011, 17:13
Как нужно защищать Родину, чтобы она сказала «спасибо»? Кажется, мы уже позабыли фразу «Я вас туда не посылал…». А ведь именно ею встречали бюрократы советского периода воинов-афганцев, пришедших с войны, которая оказалась неизвестной, непонятой, ненужной … Кажется, в наше время эти слова вновь зазвучали в кабинетах - в отношении солдат с другой войны. Чеченской. Только теперь они выглядят по-другому: «А ты кого-нибудь убивал?». Виктор Вагапов служил срочную в бригаде оперативного назначения в городе Грозном с декабря 2002 по май 2004 года. Как такового понятия «убивал» он не признает: «Что значит – убивал? В меня стреляли, и я стрелял… а кто там фиксирует, убил или нет?».

Запомнился бой, когда группа солдат, в которой находился и Виктор, поехала сопровождать комбата в близлежащее селение, а в пути у УАЗика оторвался глушитель, военные дороги, известное дело, – не европейские автострады. В тот день он и увидел в первый раз «чехов», которые завязали перестрелку из пытавшейся подъехать к ним машины. Впрочем, про службу он рассказывает совсем не красочно: «Ездили на сопровождение, проводили проверки… Кто в самом Грозном, кто в других местах…». Бригада, в которой служил Виктор, дислоцировалась на территории аэропорта «Северный».

А ТЫ УБИВАЛ?


Демобилизовавшись, Виктор, как и любой русский солдат, в первую очередь был рад тому, что жив и здоров. Руки-­ноги на месте, молод и красив – что еще нужно человеку? Словом, вернувшись в Шарыпово, где он тогда жил, о наградах и регалиях парень не задумывался. Тем более, в Шарыповском военкомате ему сказали откровенно: «Вот если б у тебя была запись, что ты там стрелял­-убивал, мы признали бы тебя участником боевых действий, выдали бы удостоверение. А… где она?». Действительно, записи о боевых действиях в военном билете у Виктора не было… Забыли? Не успели?
Не захотели…
- Хочешь - езжай в… комитет солдатских матерей! – продолжили военные чиновники. Может они и выдадут его тебе…
Что ж, офицеры рассказывали, что в далекие девяностые, когда комитет солдатских матерей только появился – тетки­-чиновницы, устраивая «показуху», даже по казармам ходили, не позволяя поднимать «сыночков» в 6.30 утра… Доходило даже до того, что офицеров в учебных подразделениях наказывали, если они планировали своему взводу марш-бросок. Впрочем, «мамочкам» это ничего не стоило…
Однако я с интересом прислушался к рассказу Виктора, справедливо полагая, что уж в такой пламенной организации солдату обязательно должны были помочь! Через какое­-то время Виктор стоял в кабинете перед чиновницей комитета.
- Она на меня посмотрела: «Ну и где ты там был?». Я показал справку об участии в контр-террористической операции на территории Северо­-Кавказского военного округа, она ее скопировала, пожала плечами.
- Ждите… - говорит. Вот и жду. Не первый год уже пошел…
Вот это солдатские «матери»! «Шуму­-то много, - сказал один сказочный персонаж, - а шерсти мало!» Письмо из комитета солдатских «матерей» все­ же пришло, с советом… обратиться к министру.
- Мама пишет, а я у нее эти письма отбираю. Хватит, говорю, унижаться…

ДА, НУ ВАС ВСЕХ...


В Ачинск Виктор переехал в 2007 году, и казалось, успокоился, устроился на работу. Но и здесь не обошлось без негодяев. Как говорится, кому война - а кому мать родна… Виктор работал в такси и однажды вез пассажира. Разговорились, и тот, представившись Василием Васильевичем, работником военкомата, предложил Виктору приехать к нему, чтобы решить эту проблему. На вопрос: «А кем вы работаете?», ответил: «Я там от прокуратуры. Занимаюсь как раз выбиванием удостоверений для воевавших ребят, потому что бардак в стране творится…». Трудно было после такого патриотического заявления не поверить незнакомцу. Но тут…
- И в общем так… ты сколько зарабатываешь?
- Где-то тысяч двадцать…
- Половина зарплаты мне, и удостоверение - твое.
Бесподобный диалог! Как раз для уголовной хроники… Виктор рассказывал дальше:
- И потом еще несколько раз звонил. Договорились встретиться в военкомате. Наконец я приехал туда, встретились в коридоре на верхнем этаже. Отдал ему «военник», тот постоял… и тут из какого-то кабинета вышел молодой майор. Этот к нему: «Посмотрите, говорит, вот парень с войны пришел. Можно ему помочь?».
Майор повертел в руках военный билет Виктора и швырнул его обратно, со словами:
- Два дня там побудут и чего-то хотят…
- Я был там не два дня! Прочитайте!
- Да вас тысячи оттуда приходят, и что теперь?
Виктор ушел, и не стал куда-то жаловаться, выяснять фамилию майора и кто такой Василий Васильевич. Не испытывал он классовой ненависти к сытым тыловым лицам, просто свое хотел получить. А если честно, и этого уже не хотел…
- Пошли вы все!

ПОПАСТЬ ПОД БУМАЖКУ…


В военкомате мне сказали, что никакой Василий Васильевич там не служит (потому, наверное, и встреча была не в кабинете). Однако объяснили, что в категорию участников боевых действий попадают только те военнослужащие, кто участвовал в локальных войнах на территории России. Военнослужащий признается участником, если часть, в которой он служил, вела боевые действия.
- В Чечне много воинских частей, однако не все они воюют. Даже те солдаты, которые воевали на территории республик Южная Осетия и Абхазия в августе 2008 года – и те не все признаны участниками боевых действий. К примеру, если солдат был водителем!
- Понятно. Ну а, к примеру, бригада оперативного назначения подходит под эту категорию?
- Необходимо, чтобы часть, в которой военнослужащий проходил службу, выполняла задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской республике и на прилегающих к ней территориях, отнесенных к зоне вооруженного конфликта. Если в военном билете военнослужащего есть именно эта запись - он попадает под категорию участника боевых действий и ему выдается удостоверение. Да и то эти сведения мы перепроверяем в краевом военкомате, а там в свою очередь проверяют по другим базам. И если все инстанции согласны – солдату оформляют удостоверение участника.

Сергей ЗАВЬЯЛОВ, корреспондент «Ачинской газеты»
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.
Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
 
 
2010– © Информационное агентство ИА Запад24. Свидетельство о регистрации
СМИ ИА № ФС 77-71977 от 29.12.2017 выдано Федеральной службой по надзору
в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 16 лет.
+7 (391) 214-23-13
г. Ачинск, ул. Свердлова, 74, пом. 72
+7 (39151) 2-33-33, marketing@zapad24.ru
Правила сайта
Сообщить новость
Размещение рекламы