Информационное агентство ИА Запад24. Ачинск, Боготол, Канск, Красноярск, Минусинск, Назарово, Ужур, Шарыпово, Абакан
Статьи
Сексуальное насилие: почему дети не просят помощи у родителей?
На лекции по сексуальной грамотности для 10–12-летних детей после блока о насилии самая смелая девочка сказала: «Это будет очень странно, если я…
После закрытия назаровского полигона окрестности города обрастают стихийными свалками
После закрытия назаровского полигона окрестности города обрастают стихийными свалками, но, по заверению властей, это не должно волновать жителей…
«Излишнее упорство» как маяк наличия системы «двойных стандартов»
В 2018 году разгорелся нешуточный скандал между администрацией города Назарово и местным предпринимателем, который, по мнению чиновников, осуществил…
Красноярск и Гуанчжоу станут ближе: Кантонская ярмарка открывает колоссальные возможности для…
В октябре 2019 года в Гуанчжоу (Китай) проходит самая масштабная выставка КНР, на которой можно увидеть сотни тысяч востребованных товаров со всего…
Молодежный парламент Красноярского края проводит конкурс в пресс-центр
Ты можешь попробовать свои силы в конкурсе на право вхождения в Пресс-центр Молодежного парламента при Законодательном Собрании Красноярского края.…

Сергей Петров: «Я, как поэт, бессмертен…»

Просмотры 5191     13.04.2011, 17:16
Сергей Петров: «Я, как поэт, бессмертен…» Так сказал когда–то о себе поэт и переводчик Сергей Владимирович Петров. Сказал, как отрезал. И доказал это своей жизнью и творчеством. Но кто же он таков, кто? Петрова Сергея нет среди классиков и в числе их друзей. И в живых уже нет ни его, ни тех, кто знал Петрова-­поэта, переводчика. Но остались его яркие строки, мысли о России и ее положении в мире. Петровых было и есть в России ­ пруд пруди, а Петров­поэт был точно один. Так уж было угодно случиться, что имя это стало известно после смерти автора. Переводчики Петрова знали, а поэта нет. ­Оля, разузнай в Ачинске о Петрове, он жил в ваших краях,­ попросил меня известный красноярский поэт Николай Николаевич Еремин. Оля, разузнай в Ачинске о Петрове, он жил в ваших краях,­ попросил меня известный красноярский поэт Николай Николаевич Еремин.

Я кинулась в архивы СИЗО (Ачинская тюрьма), медучилище, государственный архив Красноярского края и в краевое архивное агентство. И отовсюду пришел отрицательный ответ. Откликнулась только родная «Ачинская газета», где я много лет проработала корреспондентом, напечатав мое письмо­обращение к читателям. И мне позвонила Анна Васильевна Мигаль, которая в 1955 году училась в медицинском училище. После окончания медучилища она работала в Тарутинском ФАПе, потом акушеркой в роддоме г. Ачинска, откуда ушла на пенсию.

­Как сейчас помню Сергея Владимировича Петрова. Приходил он на занятия всегда в сером костюме. Высокий, худой, культурный, порядочный, вежливый. Очень внимательно относился к студентам. Знал много языков, давал нам хорошие знания,­ вспоминала она.­ Однажды рассказал нам о Марине Ладыниной, она училась в педучилище, занималась в самодеятельности, активной была, но неряшливой. Сергей Владимирович ее за это частенько поругивал. Никто и подумать не мог, что она станет известной актрисой, а наш учитель С. В. Петров ­ известным поэтом­переводчиком.
Впрочем, о своей известности Сергей Владимирович и думать, вероятно, не думал. Но в учебных заведениях города его наверняка знали хорошо. Сам Сергей Владимирович просто знал, что «как поэт, он бессмертен», ведь родился он на Благовещенье 7 апреля (25 марта 1911 года) в Казани в семье врача. Отец погиб на фронте в 1916 г. В 1927 году семья переехала в Ленинград. Петров закончил немецкую школу Петершуле в 1926 году и поступил на романо–германское отделение историко–филологического факультета Ленинградского университета, которое окончил в 1931 году по специализации «скандинавские языки». После университета преподавал немецкий и шведский языки. В 1933 году был арестован якобы « за тунеядство» и выслан в Красноярский край. Это было время, когда в Германии поднял голову фашизм.

В 1932 году Сергей Владимирович Петров работал в университете ассистентом по немецкому языку. В 1933 г. преподавал шведский в ВМУ им. М.В.Фрунзе, одновременно совмещая работая ассистентом по немецкому языку в заочном институте им. М.И.Калинина. А « взяли» за тунеядство!!! В Красноярском крае его определили в д. Семеновку Бирилюсского района. В 1936 году снова был арестован за тунеядство, хотя работал счетоводом, лесником, заготовителем сельхозпродуктов. Год находился в Ачинской тюрьме, был освобожден за отсутствием доказательств. В общей сложности С.В. Петров провел три года в тюрьмах и 17 лет в ссылке. Полностью реабилитирован Бирилюсским РОУ НКВД 25.03. 1939 г. После окончания срока ссылки уехал в г. Ачинск, где преподавал немецкий язык, общую гигиену, астрономию в медицинском училище, железнодорожной школе. Примерно в 1956 году переехал в г. Новгород, где и началась собственно настоящая литературная жизнь, правда, все еще в качестве переводчика с 12­ти языков, которые не только знал в совершенстве, но и писал на них еще в ссылке стихи. А в Новгороде он сразу сдал кандидатские экзамены.
Стихи собственного сочинения Сергей стал писать еще в школе. Самые ранние сохранившиеся опыты относятся к 1923­1924 годам. К середине тридцатых в творчестве Сергея Петрова начинает вырабатываться оригинальный стиль, отличавшийся богатством лексики и инструментовки, глубиной рифмовки, образной насыщенности. В то же время Петров начал писать свое основное произведение: поэму–мистерию «Азь». В 1960 годы он начинает вплотную разрабатывать новые стихотворные формы, заимствованные из музыки: симфонию, сюиту, кантату, мессу, концерт для инструмента – соло с оркестром, квартет, сонату и фугу.

В 1976­1978 г.г. Сергей Владимирович Петров переселился из Новгорода в Ленинград, где и умер 31 октября 1988 года. Всего при жизни поэта и переводчика было напечатано не больше десятка стихотворений из огромного творческого наследия. Кроме стихов и переводов известно, что он писал и прозу. Такова биографическая и творческая канва его жизни.
Легендарный собиратель далеких имен русской поэзии Евгений Витковский называет Петрова своим учителем. Это дорогого стоит. Но когда он предложил Евгению Евтушенко включить стихи Сергея Владимировича Петрова в антологию «Строфы века», знаменитый поэт решил, что его разыгрывают. Он такого поэта не знал Но разве можно было выдумать такое.

Этот вечер – навек черновик моей ночи,
Не просохнуть ему и от слез не остыть.
Страшен – черным по белому рокот сорочий.
Горя птичьего мне никогда не избыть.
О, болтливый язык! Для чего ты подвешен
В гулкой области рта? Для того, чтоб в тебе
Все деревья сошлись,
все шесты от скворечен,
Все, воздевшие руки, весь дым на трубе?
«Черновик человека» (1934­1941 гг)
Или это.
Всплеснулась ухою горячей заря,
Моря из тарелок своих повскакали,
Дожди побежали,водою соря,
И алые маки горели в бокале.
А черные скалы, как черти, кричали
И выли, как псы на цепи, на причале
И тучи набрякшие об землю ­ трах!
А небо сжигали на красных кострах,
И звезды,как искры, метались и гасли,
И плавало солнце
в расплавленном масле…
(1943­1962)
А вот строки из «Огородной фуги»:

Я с солнцем встал на страже у ворот,
И с легким летом близится разлука,
Но еще жив великий огород,
Как добрый зверь, топорща перья лука.
***
Пахучий друг прожорливых утроб,
в прозрачных зонтиках кокетливый укроп
стоит на цыпочках, как девочка у кассы,
раскрывши хрупких веточек каркасы.
***
Всем известно, что Европа
жить не может без укропа
и готова даже в гроб
положить с собой укроп.
Эта удивительно гурманская, плотоядная фуга отличается особым натурализмом и поэтичностью. Таких стихотворений в русской поэзии очень мало. У Петрова особое ощущение русского миросознания и русского менталитета, он часто возвращается в своем творчестве к теме судьбы русского человека, русскости.

Трясет Европа гузкой,
Глядит, разиня рот,
Как прет медведем русский
Диковинный народ.
Не разбирая броду,
Орет свое «ура»...
Ведь русскому народу
Не будет ни черта...
До сих пор существовала лишь одна книга стихов Петрова, вышедшая в Санкт­Петербурге в 1997 году тиражом в 500 экземпляров, куда вошли чуть больше полусотни стихотворений. Она оказалась почти незамеченной. Петров развивался сам по себе и был неизвестным в литературной среде. По–своему мироощущению ему очень близок был Арсений Тарковский. Но – увы, как известно, творческие пути их не пересеклись.

Ночь плачет в августе,
как Бог темным – темна.
Горючая звезда скатилась
в скорбном мраке.
От дома моего до самого гумна ­
Земная тишина и мертвые собаки.
Крыльцо плывет, как плот,
и тень шестом торчит,
И двор, как малый мир, стоит,
не продолжаясь.
А Вечность в августе и плачет, и молчит,
Звездами горькими печально обливаясь…
«Поток Персеид» (1945)

Он писал без оглядки, так, как думал. И хотя его нельзя назвать антисоветским поэтом, но им были написаны стихи, которые вряд ли бы понравились советской власти.
Ох, и противно в Москве проживать!
Лучше в избенке сидеть с лучинкой,
Нежли полжизни с утра жевать
Улицы с человечьей начинкой.
А вот стихотворение «Невский проспект», написанное автором всего лишь 30 лет назад, в 1980 году.

Утром, днем и под вечер
Невский живет теплокровно,
И бороздят его толпы
вполне безыдейных людей.
Бросив дома детей,
шатаются Жанны Петровны
Вместе с кокетливым стадом
разряженных полублядей.
Смотрит на них удивленно,
с презрением финское солнце!
Что – де творит трудовой народ
на советской земли?
Эдики тащат с утра по пивнухам
лихие червонцы
Или пропивают украдкой
в подъездах отцовы рубли…
Таким острым был внутренний протест поэта против пьянства, разврата и всеобщей распущенности.
В одном из последних стихотворений, написанном в 1983 году, он снова напоминает читателю:
Я родился в Благовещенье,
По рассказам матери – на рассвете…
И сегодня, когда мне стукнуло
Семьдесят два,
Я повторяю упрямо,
Что я, как поэт, бессмертен,
Ибо я родился в Благовещенье.
«Бессмертие – тяжкий крест. Не каждый его вынесет. Но ведь при жизни Петров выносил не такое»,­ написал о нем наш современник, писатель Андрей Коровин.

Петров изобрел в русской поэзии новый жанр – жанр фуги. Он писал их ручками семи разных цветов, цветов радуги. И каждый цвет соответствовал отдельному голосу (он был еще и музыкантом, и художником). Издание такого цветного собрания стихотворений еще впереди. В 2008 году в Москве вышло его собрание стихотворений в 2­х книгах в серии «Серебряный век».
А мы? Что знали о нем мы? Как же проглядели? Да еще и через тюрьмы и ссылку взашей прогнали?! Вот так страна советская «щедро» относилась к своим подданным: по лагерям и ссылкам таскала, на расстрел водила, пистолет к виску приставляла да голову в петлю совала, опаивала водкой и травила наркотой, мучила цензурой и соцреализмом. Но чтоб вот так долго «хорошо работающего поэта и переводчика» не замечать – это в диковинку оказалось всем. А впрочем, власти всегда не нравились поэты, потому что они много о ней знали и более других чувствовали несправедливость. Власть их боялась и убирала с дороги.
Мне осталось сердечно поблагодарить за отзывчивость и память об учителе и поэте Анну Васильевну Мигаль и выразить надежду, что остались в нашем городе люди, которые помнят этого замечательного человека.

Ольга Куликова
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.
Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
 
 
2010– © Информационное агентство ИА Запад24. Свидетельство о регистрации
СМИ ИА № ФС 77-71977 от 29.12.2017 выдано Федеральной службой по надзору
в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 16 лет.
+7 (391) 214-23-13
г. Ачинск, ул. Свердлова, 74, пом. 72
+7 (39151) 2-33-33, marketing@zapad24.ru
Правила сайта
Сообщить новость
Размещение рекламы