Информационное агентство ИА Запад24. Ачинск, Боготол, Канск, Красноярск, Минусинск, Назарово, Ужур, Шарыпово, Абакан
Статьи
Ахметова - это моя фамилия: «Народный мэр» Ачинска подводит итоги
Ачинск - уникальный город. В нем, пожалуй, единственном есть «народный мэр». Идея превратить журналиста в «народного мэра» принадлежит телеканалу…
За мусорные свалки в Назарово придумали новое наказание
Мусорная проблема для города Назарово давно стала из разряда традиционных и нерешаемых. С приходом регионального оператора ситуация ничуть не…
Новое тепло для города на Кане. Интервью с директором ТЭЦ
Канску в этом году исполняется 384 года, он вырос из крепости, основанной сибирскими казаками. Этот город назван в честь реки Кан, на которой он и…
Жители Красноярска и Шарыпово могут записаться на прием в Красноярскэнергосбыт онлайн
Красноярскэнергосбыт запустил сервис предварительной записи клиентов в режиме онлайн. При записи через сайт энергосбытовой компании клиент…
Жители Назарово не хотят жертвовать «Рябиновой аллеей»
Одной из самых горячих точек соприкосновения власти и общественности сегодня в городе Назарово стал проект «Аллея памяти», который в этом году будет…

Пузырь госкапитализма

Просмотры 355     06.07.2020, 08:56
Как российские институты развития превратились в «черные дыры» для бюджета

Пузырь госкапитализма

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

На фоне «тучных лет» нефтяного роста в России возникла потребность в организациях, способных стимулировать развитие инноваций, улучшать инвестиционный климат и внешнюю привлекательность.

Создание таких структур, как «РВК», «Российский Фонд Технологического развития» или Агентство стратегических инициатив («АСИ»), отвечало духу времени и соответствовало принципам государственного капитализма. Институты развития могли, как минимум, отражать, или изображать, заинтересованность исполнительной власти в изменениях и пресловутой цифровизации, а близость к руководству позволяла продвигать позиции технократов.

В результате сформировался статус-кво, при котором эти структуры признавались вспомогательной и динамичной частью политической системы, а об их высокой стоимости содержания предпочитали умалчивать. Но последние годы экономического «застоя» и нынешней кризис способствовали изменению отношения к институтам развития.

Недостаточный уровень эффективности, раздутые штаты и коррупционные скандалы стали привычными атрибутами их деятельности.

Массовый перевод сотрудников «АСИ» на общественные начала в течение последних лет и прошлогодние обвинения в СМИ в адрес руководителя направления «Новый бизнес» Артема Аветисяна в использовании привилегированного положения для захвата банка «Восточный» и ареста американского инвестора Майкла Калви повысили внимание к реальным целям деятельности агентства. Это также дискредитировало полезные инициативы организации в глазах бизнес-сообщества, такие как платформа жалоб бизнеса на силовиков, которая была создана «АСИ» совместно с деловыми бизнес-объединениями по поручению президента Владимира Путина.

Пузырь госкапитализма

Майкл Калви в Мосгорсуде во время рассмотрения жалобы на продление домашнего ареста. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Недавний арест руководителя «РВК» Александра Повалко вновь заставил задуматься о целесообразности финансирования организаций, на содержание которых с 2005 года было потрачено более 5 трлн бюджетных средств. В результате перед властями встает вопрос о том, как реформировать работу структур или вовсе отказаться от них.

Хотели как в Китае
Несмотря на то, что изначальные цели создания институтов развития были весьма полезными и в целом прогрессивными, они не могли кардинальным образом улучшить ситуацию в экономике. В академической литературе принято считать, что инновации, продвигаемые государством, мягко говоря, не отличаются эффективностью.

Основным драйвером развития должен быть частный сектор, который активно взаимодействует с имеющимися центрами знаний, в зависимости от модели инновационного развития, и может активно работать с государством, получая от него субсидии и крупные заказы, как, например, SpaceX.

Одновременно необходимо сохранять баланс между бизнесом и государством, и интересы частного сектора в максимизации маржи не должны приноситься в жертву политическим амбициям.

В России же предпочли идти по более-менее знакомому пути. Еще со времен «перестройки» советская и позже российская политическая элита восхищалась экономическими успехами китайских коммунистов. Выборочное проведение неолиберальных реформ на фоне незыблемой монополии на власть виделось идеальной формой общественного договора, когда узкая группа лиц могла продолжать контролировать политическую жизнь и в обмен предоставляла стабильный экономический рост.

В результате нефтяной бум 2000-х можно считать основным фактором возникновения институтов развития.

Вплоть до кризиса 2008 года ВВП страны рос средними темпами примерно 7% в год, и во многом считался отражением успеха первого срока Владимира Путина и его политики построения вертикали власти и «национальных чемпионов». Это позволяло легитимизовать отказ от либеральных реформ, а институты развития и их последующие трансформации воспринимались как успешная попытка перенять и наконец закрепить китайский опыт, когда удается совмещать авторитарный строй и неолиберальную экономическую модель.

Однако, как и в 1980-х, случился просчет.

Китаю действительно удалось добиться впечатляющих успехов, но это произошло не благодаря государству, а наперекор ему. В дополнение к действительно эффективным неолиберальным реформам Дэна Сяопина, рост в Китае стал возможен благодаря высвобождению ресурсов крестьянской экономики от гнета идейных ортодоксов и предоставлению корпорациям возможности зарабатывать благодаря международной торговле. В результате партия хоть и сохраняла главенствующую роль, но также становилось заложником успехов экономической деятельности, что в свою очередь порождало принцип взаимозависимости между государством и бизнесом.

В СССР не было предпосылок для повторения китайского опыта. Уничтоженное большевиками и Сталиным гражданское общество так и не было восстановлено, а партийное руководство и представители КГБ и не думали о том, чтобы ослаблять контроль над всем вокруг. Роль государства ставилась на первый план, и любая экономическая активность должна была в первую очередь идти на благо партии.

В современной России дела обстоят примерно схожим образом. «Китайское чудо» видится прежде всего как триумф государства, а советские успехи в покорении космоса и создании передовых образцов военной техники как пример успешной инновационной политики, которая может быть воссоздана в XXI веке. Поэтому на волне шального потока нефтяных денег именно институты развития должны были стать центрами бюрократической пассионарности, способными стимулировать инновационную политику.

Как однажды удачно подметил профессор Массачусетского технологического института Лорен Грэхэм, в России вновь пытались получить «молоко без коровы».

Забрать последнее
В последние годы у политической элиты было немало поводов лишний раз подумать о целесообразности существования институтов развития. В прошлом году думский комитет по экономической политике предложил остановить финансирование структур из-за чрезмерной стоимости и невнятных результатов.

Масла в огонь добавили новые скандалы с возможным участием все того же Артема Аветисяна - недавно на него была подана уже вторая жалоба в комиссию по этике при Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП). Теперь на него жалуются его бывшие сотрудники, основатели Модульбанка, которые также подали иски в суд. Совсем недавно произошел арест Александра Повалко, в котором так же есть больше вопросов, чем ответов.

Пузырь госкапитализма

Александр Повалко, обвиняемый в злоупотреблении полномочиями, во время избрания меры пресечения в Гагаринском районном суде. Фото: пресс-служба Гагаринского суда / ТАСС

Подобные удары по репутации структур могут быть еще более разрушительными на фоне экономического кризиса и сокращения поступлений в бюджет. Скорее всего, в самое ближайшее время мы увидим еще больше критики и более радикальные призывы к сокращению финансирования.

Более того, возможно формирование конфликтующих групп сторонников и противников институтов развития, что может поспособствовать увеличению потока негатива в СМИ и чревато новыми скандалами. В результате руководителям структур можно будет забыть о статусе-кво в отношениях с исполнительной властью и пытаться всеми способами оправдать свое существование, пересмотреть показатели эффективности и содержание дорогих и раздутых штатов, любящих много говорить и мало делать.

Однако даже несмотря на все недостатки, отказ от подобных структур в условиях нынешних безрадостных экономических реалий будет ошибкой.

Отторжение либеральных реформ и распространение государственного капитализма определяет институтам развития ограниченные, но в то же время важные функции – поддержку сегмента МСП льготным кредитованием, запуск социального предпринимательства, локальное продвижение инноваций, поддержка социальных проектов на региональном уровне и прочее.

Экономический кризис, вызванный коронавирусом, отсутствие структурных реформ и очевидных факторов роста грозят превратить некогда полезные структуры в токсичные «черные дыры».

Источник: "Новая газета"
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.
Имя:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст Вставка смайликов Выбор цвета Вставка цитаты


 
 
2010– © Информационное агентство ИА Запад24. Свидетельство о регистрации
СМИ ИА № ФС 77-71977 от 29.12.2017 выдано Федеральной службой по надзору
в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 16 лет.
+7 (391) 214-23-13
г. Ачинск, ул. Свердлова, 74, пом. 72
+7 (39151) 2-33-33, marketing@zapad24.ru
Правила сайта
Сообщить новость
Размещение рекламы