Не на того напали

18.11.2016   1 757 просмотров   2 комментария
Не на того напали
Атака на команду Амана Тулеева, похоже, не произвела должного эффекта – силовики не учли, что губернатора им запугать не удастся, и молчать он не станет.


Александр Попов, журналист, главный редактор журнала «Эксперт-Сибирь» в 2010–2014 годах, специально для Тайги.инфо:

Осенью 2013 года я вместе с коллегой из «Эксперта», где мы оба тогда работали, брал интервью у Амана Тулеева. «Живые» беседы в формате тет-а-тет с журналистами он проводит очень редко; местные коллеги ограничиваются редкими брифингами, федеральным иногда везет больше. Можно сказать, что повезло тогда и нам — и те два с половиной часа, что шла наша беседа, навсегда останутся в моей памяти.

Позволю себе цитату из вводки к тому интервью: «Во время двухчасовой беседы мы имели возможность ощутить всю мощь харизмы Тулеева. Тщательно проработанная вышколенной пресс-службой премодерация интервью полетела в тартарары на третьей минуте разговора, хозяин кабинета не раз не на шутку горячился, стуча кулаком по столу и смачно сдабривая речь доходчивыми русскими выражениями. Яркий, нестандартный, опытный человек, сильно болеющий за людей и за дело — вот краткая выжимка наших личных впечатлений».

А с ноября 2015 года по май 2016 года мне посчастливилось поработать в Кемеровской области — в довольно крупном даже по федеральным меркам холдинге. Если учесть, что и в течение пяти лет работы главным редактором журнала «Эксперт-Сибирь» темой Кузбасса мне приходилось заниматься лично, и достаточно плотно, себя я так или иначе чужим в этом регионе не чувствую. Конечно, всегда тянет домой, но после полугода жизни в Кемерово некую связь с регионом я все-таки ощущаю.

Поэтому последние события меня, мягко говоря, впечатлили. Подоплека сейчас всем известна. И.о. первого вице-губернатора Александр Данильченко, выходец из угольной отрасли (он работал и в структурах «СДС», и в «Кузбассразрезугле», и в «Стройсервисе»), а также заместитель губернатора по взаимодействию с правоохранительными органами Алексей Иванов подозреваются в вымогательстве 51% акций АО «Разрез «Инской», которые оцениваются в 1 млрд рублей (непонятно, впрочем, кто высчитал такую красивую цифру). Фигурантами дела также стали начальник департамента административных органов обладминистрации Елена Троицкая, учредитель ООО ПТК «Уголь», кузбасский олигарх и миллиардер из списка Forbes Александр Щукин, его партнер по бизнесу Геннадий Вернигор, а также начальник управления СК РФ по Кемеровской области Сергей Калинкин. Дело возбуждено по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство). Им занимается пятое следственное управление СК РФ, дислоцированное в Новосибирске, куда этапировали всех задержанных. Суд продлил им срок задержания до 18 ноября, дав следствию время для поиска дополнительных аргументов в пользу заключения всех под стражу. Само по себе это уже нелепо — к чему тогда было задерживать и везти вип-группу из восьми человек за 250 км, если аргументов для ареста на тот момент еще не хватало?

Казалось, что в понедельник в здании на Советском проспекте, 62 в Кемерово взорвалась атомная бомба. Залетные силовики вроде бы представили публике уже отыгранную во многих регионах театральную постановку. Но не учли, что у местного театра директор — «последний из могикан», каких уже в стране не осталось. Тулеев не ушел в молчанку, а открыто и жестко выступил в СМИ. Примечательно, что его пресс-служба в данном случае не стала выпускать литературно отредактированный релиз, а просто выложила видео с брифинга на сайте — чтобы все желающие могли услышать слова губернатора и увидеть его характерную мимику.

«НИКТО НИЧЕГО НЕ СООБЩИЛ, НИКТО НИЧЕГО НЕ ОБЪЯСНИЛ, НИКТО НЕ ПРИШЕЛ» ЛИЧНО К ТУЛЕЕВУ С ИНФОРМАЦИЕЙ О ПРОВОДИМЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

Из всего выступления Тулеева мое внимание привлекли следующие тезисы. Во-первых, все обвинения против своих заместителей он назвал абсурдными. Во-вторых, заявил, что их «грамотно подставили». «Кто-то очень грамотно разобрался, и ребят этих грамотно подставили. Ничего не скажешь — юрисдикцию они нарушили. Я им давал резолюцию разобраться и доложить. Вторая резолюция — материалы передать правоохранительным органам. То, что случилось, что вроде давайте контрольный пакет акций передадим этому товарищу и объединим предприятия — это сделано, чтобы заработала шахта, чтобы не было забастовок и массовых увольнений», — заявил Тулеев (цитата по ТАСС). В-третьих, губернатор не забыл рассказать о том, что у задержанных замов в ходе обысков и в кабинетах, и в квартирах не нашли «ничего ценного, никакого золота, часов и др." (пишет «Коммерсант»). Изъяли только компьютеры и жесткие диски. «Это порядочные честные люди, государственники. Ничего у них нет. Вчера был обыск в домах. Где горы золота? Почему их не показали?» — спрашивал Тулеев. Проводя явные параллели с недавними арестами.

Но самое главное: «никто ничего не сообщил, никто ничего не объяснил, никто не пришел» лично к Тулееву с информацией о проводимых следственных действиях (также цитата по «Коммерсанту»). Это обстоятельство, по всей видимости, губернатора разозлило больше всего. «В конечном счете вину должен установить суд», — прокомментировал текущий статус своих подчиненных глава угольного региона. Специально подчеркнув, что никто из его замов не уволен и продолжает формально исполнять обязанности. «Данильченко, Иванов и Троицкая сто лет никому не нужны и, скорее всего, нужен губернатор», потому что «идет неимоверная драка» за новые запасы угля, за увеличение объемов его добычи, в то время как он выступает против. Иными словами, за атакой на членов своей команду Аман Тулеев увидел прямой выпад в свой адрес. И, что самое интересное, пошел в ответную атаку.

В СК, похоже, такого не ожидали. «Идет кропотливая работа, и мы пока не говорим об окончательной виновности фигурантов, поэтому вызывают недоумение громкие заявления о якобы абсурдности выдвигаемых обвинений, тем более из уст тех, кто абсолютно не знаком с материалами уголовного дела», — заявила представитель ведомства Светлана Петренко. Официально признав, что губернатор был явно не в курсе дел. Следственный комитет РФ, по ее словам, «продолжает сбор и фиксацию доказательств причастности сотрудников следственного управления и чиновников Кемеровской области к вымогательству, «при возбуждении дела нами при полном понимании всей ответственности за выдвигаемые подозрения сделаны заявления о причастности фигурантов к противоправным действиям, которые основаны на собранных законным способом материалах, в том числе и оперативно-розыскных материалах, полученных от органа дознания». «Вероятнее всего, у нынешних фигурантов найдется еще немало потенциальных защитников. Поэтому обращаемся ко всем желающим выступить с громкими заявлениями по этому уголовному делу — дождитесь результатов расследования и не прикрывайте преступные деяния интересами народа либо какими-то другими высокими категориями. При этом напомню, что только суд может поставить точку в этом деле», — резюмировала Петренко, по сути, повторив заявление самого Тулеева.

В том же выступлении перед журналистами Аман Тулеев достаточно внятно объяснил и суть происходящего вокруг разреза «Инской». Сейчас многие вспоминают об аналогичных кейсах — например, о шахте «Грамотеинская» или судьбе активов предпринимателя Бориса Якубука. Но таких случаев было немало. Классический, о котором уже все забыли — это продажа топ-менеджерами «Южкузбассугля» своих акций в пользу Evraz Group: после крупных аварий на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная» Тулеев настоял на том, чтобы у компании был один собственник. Случай с объединением «Прокопьевскуголь», которое сначала в качестве «довеска» к «Алтай-коксу» перешло под контроль НЛМК, а потом, когда Владимиру Лисину старые шахты оказались не нужны, под напором Тулеева за один доллар было продано мэрии Прокопьевска (после чего большая часть шахт досталась холдингу «Сибирский деловой союз», который к декабрю прошлого года закрыл все из них), из этого ряда выбивается. Но были и случаи помельче — от смены владельца Гурьевского металлургического завода до закрытого «Кузбассэлектромотора». Иногда, как в случае с цементным заводом, речь вообще шла исключительно о закрытии предприятия, а не о смене собственника…

Все это — основной элемент «ручного управления» экономикой, присущего лично Аману Тулееву. Это его стиль. «Плохой» собственник (который перестает платить зарплату и налоги, который доводит ситуацию на своем предприятии до социального взрыва) под натиском властей и лично первого лица меняется на «хорошего» — конечно, исключительно «в рамках закона». Такое случалось за те два десятка лет, что Тулеев управляет Кузбассом, неоднократно. Были и проколы, поскольку в реальной жизни не бывает «хороших» и «плохих» собственников, все так или иначе грешны. И тогда смена собственника происходила еще раз. В этой практике юридическая казуистика — вторична, а потому весьма показательно, что губернатор признал — его подчиненные могли допустить ошибки. Но ведь важнее — не это, а то, за что Тулеев бьется наиболее яро и жестко.

А ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БУДЕТ С КУЗБАССОМ ПОСЛЕ ТУЛЕЕВА? ГОВОРИТЬ О ТАКОМ БУДУЩЕМ СРЕДИ МЕСТНЫХ ЭЛИТ НЕ ПРИНЯТО. НЕПОНИМАНИЕ ПОРОЖДАЕТ И НЕРВОЗНОСТЬ, И ЗАКУЛИСНЫЕ ДРАКИ, И АТАКИ НА ЧЛЕНОВ КОМАНДЫ

Позволю себе еще пару цитат из той вводной статьи в «Эксперте». Эта часть работы лежала тогда на мне, так что под теми словами я и сейчас готов подписаться: «Кузбасс при Тулееве окончательно закрепился в архетипе индустриальной республики, в основе которой не этнос, а профессия — шахтера, или, шире, горняка… „Национальная специфика“ определяет и особое сознание „пролетарского социума“ в регионе — причудливый симбиоз культа справедливости, православных ценностей и советских стереотипов… Культом справедливости определяется и ярко выраженный социальный характер политики губернатора. Лозунг „Учитель, врач, село, тепло“ стал категорическим императивом его деятельности с первых дней пребывания у власти. Тулеев позиционирует себя как выразитель интересов незащищенных групп населения, борец с засильем московских олигархов». И вторая цитата: «Отношение к бизнесу и предпринимателям в Кузбассе предельно прагматичное. Угольная отрасль давно поделена между десятками частных компаний. Никаких монополий или крупных игроков с государственным участием в ней не осталось. Ведущие игроки местной экономики давно переросли региональный уровень — это огромные ФПГ, лишь добывающие уголь или выплавляющие металл в Кузбассе (и не только), но при этом работающие по всему миру. В сложившейся системе бюджетного федерализма только от губернатора и его команды зависит, каким будет поведение этих компаний. И Тулеев давно научился разговаривать с крупным бизнесом, доходчиво объясняя, что именно в области, а не в офшорах, должны платиться налоги и что такое социальная ответственность бизнеса… С собственниками, не готовыми играть по правилам Тулеева, разговор ведется по-другому — вплоть до подключения „тяжелой артиллерии“ в виде прокуратуры или надзорных органов».

Еще раз — такова парадигма власти, выстроенной в Кузбассе Аманом Тулеевым. С ней за два десятилетия в регионе свыклись. Иного здесь просто не видели — или видели, в «дотулеевскую» эпоху, но уже подзабыли, как о страшном сне. Этот стиль можно критиковать. Можно называть его неправильным или отжившим свое. В нем наверняка можно найти и правовые изъяны, да и о справедливости — поспорить. Но в Кузбассе не знают, как можно иначе. Кстати, чтобы убедиться, как можно, далеко ходить не надо — достаточно посмотреть на Иркутскую область, которая в чехарде губернаторов превратилась в обычную «производственную площадку» крупных ФПГ. Из которых, пожалуй, только Олег Дерипаска от региона не отвернулся…

Во всей этой истории с задержанием заместителей Тулеева интересно одно. Что это? Однозначный наезд на стиль управления Кузбассом, присущий ему и его команде — по глубине субординации, кстати, далеко не уступающей тому же Татарстану? Или же мы наблюдаем более сложные игры, учитывая, что практически одновременно с событиями в Кемерово случился «улюкаевгейт»? Многие как-то упускают из виду, что вместе с чиновниками задержано и руководство управления СК по Кузбассу — иными словами, главная цель атаки могла быть совсем не в кабинетах областной администрации.

Писать вилами по воде бессмысленно. Конечно, играет свою роль и то, что все прекрасно понимают — время Тулеева уходит. Возраст, состояние здоровья, общий стаж пребывания у власти — эти факторы очевидны. Вероятно, все это порождает нестабильность, попытки различных сил раскачать мощный и пока что устойчивый крейсер под названием «Кузбасс». Испытывают на прочность и самого Тулеева. События показывают, что испытание он проходит с блеском: губернаторов такого масштаба в стране почти не осталось, он один из последних. И на любое нападение отвечать будет атакой.

Но в глобальном плане все это только обостряет вопрос, а что на самом деле будет с Кузбассом после Тулеева? Говорить о таком будущем среди местных элит не принято — по крайне мере, открыто. Непонимание порождает и нервозность, и закулисные драки, и атаки на членов команды. Печально, что губернатор предпочитает видеть вокруг врагов, атаковать или обороняться. А не заняться, к примеру, подготовкой преемника. Впрочем, в современной истории России только два политика сумели переступить через себя и сделать подобное — это были Борис Ельцин и Минтимер Шаймиев.

Источник: Тайга-Инфо
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.


Я себе пообещал развивать ЗМК: новый собственник Вилорик Борисов пришел с командой и портфелем заказов

01.11.2021

«Сибагро» и «семейные ценности»: как свиноводы бизнес делили

19.10.2021

Сергей Сетов: "Мы сделаем все, чтобы доверие назаровцев к "Единой России" выросло"

23.09.2021

Комментарии

Нравится 3   Не нравится 0
Пипец 18.11.2016, 13:16  

Один из последних, сделанных в СССР. А нам уже приходиться жить с детьми Чубайса - Ель Цина. Разрез потихоньку гибнет, рабочие места ликвидируются, горняки остаются без работы и средств для проживания. А нам, и мы друг другу уши трём - всё хорошо прекрасная маркиза
Нравится 3   Не нравится 0
Это точно 18.11.2016, 16:05  

губернаторов такого масштаба в стране почти не осталось, он один из последних
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.

Статьи