Информационное агентство ИА Запад24. Ачинск, Боготол, Канск, Красноярск, Минусинск, Назарово, Ужур, Шарыпово, Абакан
Мобильная версия
Статьи
СГК рассказала о ходе ремонта теплотрассы в красноярском микрорайоне Солнечный
СГК выполнила в Красноярске ремонт повреждения трубопровода, который питает теплом и горячей водой весь микрорайон Солнечный. 18 января мы в течение…
Новоиспечённый мэр Ачинска перед инаугурацией успел пообщаться с журналистами
Сегодня, 18 января, в Ачинске стало известно имя нового мэра города, им стал Александр Токарев. В этот же день в зале ГорДК состоялась инаугурация…
РУСАЛ сформировал полный цикл 3D-печати на базе ИЛМиТ
РУСАЛ, один из крупнейших в мире производителей алюминия, завершил создание замкнутого цикла аддитивного производства на базе Института легких…
ЦРКК подвел итоги работы в новогодние праздники
Специалисты госпредприятия «Центр развития коммунального комплекса» Красноярского края подвели итоги работы в период с 31 декабря по 10 января. Все…
СГК подводит итоги каникул и готовится к крещенским морозам
За новогодние каникулы энергетики СГК отремонтировали четыре повреждения на тепловых сетях в Красноярске. Одно из них было достаточно сложным — в…

Виктор Толоконский: «Власти Красноярского края пора переходить от конфронтации к эффективному сотрудничеству с бизнесом»

Просмотры 2 592     Комментарии 5     25.11.2020, 14:00
Виктор Толоконский: «Власти Красноярского края пора переходить от конфронтации к эффективному сотрудничеству с бизнесом»

Фото Михаила Перикова. 2016 год, губернатор Красноярского края Виктор Толоконский в редакции «Континента Сибирь»

Проблема равноудаленности власти от бизнеса вновь через двадцать лет обострилась в Красноярском крае. Развитие ситуации заставляет вспомнить о противостоянии «северян» и «южан», казалось бы, забытом и оставленном в начале двухтысячных годов. Почему это происходит и что он об этом думает, «Континент Сибирь» спросил ВИКТОРА ТОЛОКОНСКОГО. Бывший полномочный представитель президента РФ в Сибирском федеральном округе и красноярский экс-губернатор долгое время уклонялся от предложений высказаться о событиях в Красноярском крае, воздерживался от публичных оценок своего преемника Александра Усса. Однако сейчас, три года спустя после своей отставки в 2017 году, он согласился ответить на вопросы «Континента Сибирь».

Нельзя предъявлять бизнесу только требования

– Эксперты, с которыми поговорил «КС», придерживаются разных мнений по ситуации, сложившейся в Красноярском крае. Однако достаточно распространено мнение о том, что краевая власть нарушила равновесие, существовавшее больше десятилетия, и стремится обыграть экологическую аварию в Норильске в пользу «южной» экономической группировки. На ваш взгляд, что сегодня происходит в крае? Расскажите, как вам удавалось сохранять баланс в отношениях с бизнесом и существуют ли предпосылки для «перетягивания» каната между Севером и Югом?

– В Красноярском крае функционирует немало бизнес-структур мирового уровня. «Норникель» – лидер, ведущее предприятие, которое во многом определяет и историю, и настоящее, и самое главное, на мой взгляд, будущее территории. Ее перспективы, безусловно, зависят от возможностей в развитии транспортной, коммунальной, социальной инфраструктур. Все это – бюджет. Более трети региональных доходов формирует «Норникель».

Простое сравнение: один «Норникель» отчисляет в бюджет Красноярского края налога на прибыль больше, чем все налогоплательщики Новосибирской области вместе взятые. Регионы сопоставимы по численности населения, бюджетным потребностям. Добавим подоходный налог, налог на имущество, целевые налоги, например, на добычу полезных ископаемых, – огромный объем средств и в федеральный, и в краевой бюджет. [Общая сумма налогов, перечисляемая компанией в бюджет края, составляет около 100 млрд рублей – «КС»]

Всегда воспринимал Норильск не как альтернативу Красноярску или югу края, а как еще один центр притяжения – вторую, северную, столицу региона. Норильск – плацдарм для развития Дудинки и всего Таймыра, для развития северных территорий, в том числе связанных с коренными народами. С моей точки зрения, конфронтация между правительством края и Норильском недопустима.

Для меня принципиально важно, чтобы власть стояла на трех китах. Первый: безукоризненная репутация и человеческая порядочность. Второй: соблюдение закона во всех действиях. Третий: интересы будущего выше интересов настоящего, интересы людей выше личных, вопросы развития превалируют над конъюнктурой.

Не люблю оценивать работу нынешнего или других губернаторов края, с которыми меня связывает немало личного. Тем не менее, противостояние власти региона по отношению к «Норникелю» вызывает, мягко говоря, непонимание. По большому счету оно демонстрирует, что высшее руководство территории тормозит ее развитие, а в чем-то и подрывает основы будущего. Даже авария на одном из энергетических объектов норильского комбината должна объединить, мобилизовать, а не развести людей. Недопустимо, чтобы критическая ситуация препятствовала реализации программ развития. Наоборот, это импульс, повод для максимальной концентрации ресурсов и объединения усилий на дальнейший рост.

– В 2017 году после назначения на пост врио главы Красноярского края Александр Усс провел помпезное предвыборное мероприятие: собрал в Москве руководителей крупного бизнеса, который представлен в регионе, для подписания меморандума о сотрудничестве в реализации инвестиционных проектов. Можете ли вы с расстояния оценить, соблюдалась ли идеология документа? В экспертной среде на этот счет мнения расходятся. Одни видят в соглашении демонстрацию намерения власти оказаться над любыми бизнес-интересами. Другие уверены, что декларация осталась только на бумаге.

– Не видел самого документа, чтобы обсуждать конкретику. Могу предположить, что этот меморандум подчеркивал стремление руководства края интегрировать усилия власти и компаний. Хотя бизнес Красноярского края это не только «СУЭК», «СГК», «РУСАЛ» и «Норникель». Есть еще золотодобывающий «Полюс», «Ванкорнефть» (дочка «Роснефти») и многие другие.

Специфика управления Красноярским краем (в отличие, например, от Новосибирской области) заключается в умении выстроить отношения с крупными компаниями и при этом реализовать стратегические интересы региона. Эти интересы, в свою очередь, завязаны на то, чтобы предприятия постоянно наращивали налоговый потенциал. А это зависит от роста, повышения эффективности производства, от того, что часто журналисты называют «социальной ответственностью» бизнеса. В моем понимании, это не только выделение средств на определенные проекты, а высокие показатели по таким критериям, как технологическая, экологическая, техногенная безопасность, хорошие зарплаты. Думаю, при подписании документа власти региона стремились подчеркнуть эти принципы. Не понимаю, почему потом возникли конфликтные ситуации.

Подобные вопросы не вставали в период моей работы в Красноярском крае. Мы помогали бизнесу, но требовали очень серьезного подхода в принятии решений, касающихся экологии. Буквально сразу после моего приезда в регион «Норникель» принял решение о закрытии завода в центре Норильска. Предприятие создавало очень серьезную экологическую нагрузку, но обеспечивало рабочими местами порядка 3000 человек. Всех нужно устроить, перенести производство, не потерять экономические показатели. Процесс серьезный, комбинат его спокойно прошел. Была разработана колоссальная программа по улучшению условий труда и жизни людей в Норильске, повышению экологической безопасности, технологическому обновлению всех производственных единиц комбината, шахт, энергетической структуры. Ни одной жалобы я, как губернатор, не получил от работников закрытого предприятия!

«Норникель» всегда активно участвовал в развитии города: в строительстве большого спортивного комплекса, аквапарка, детских садов, в модернизации и возведении взлетно-посадочной полосы в аэропорту «Алыкель», реконструкции и развитии грузового порта в Дудинке и так далее.

Правительство края активно участвовало в разработке и реализации крупных экологические проектов на «РУСАЛе», как в Красноярске, так и в Ачинске. Мы ставили жесткие требования по экологическому оздоровлению производства перед «СУЭК» и «СГК». Одна из базовых функций власти – мотивировать бизнес на максимально эффективное выполнение социально значимых задач и сделать так, чтобы компании воспринимали это как органичный, естественный ход событий. Нельзя только требовать, важно стремиться к взаимодействию.

Я всегда говорил: от Норильского комбината мы ждем повышения эффективности производства и заработных плат, снижения экологической нагрузки, повышения налоговой отдачи за счет прибыли и подоходного налога. Задача краевого правительства – создать комфортные условия жизни в Норильске: дать людям возможность получить высшее образование, заниматься спортом и посещать культурные мероприятия, за счет бюджета нужно строить лучшие школы, больницы – здесь был построен единственный за полярным кругом современный перинатальный центр. Мы много проектов реализовывали в Ачинске, в шахтерских городах, на юге и на севере края. При том, что это был пик подготовки к Универсиаде, мы были вынуждены сконцентрировать огромные ресурсы на развитие Красноярска. Я говорил, что после завершения Универсиады нужно будет максимально ускорять все социальные и инфраструктурные программы по развитию севера, Норильска, малых городов.

«Норникель» не может функционировать исключительно за счет вахтового приезда рабочих и специалистов. Должны быть привлекательные условия для жизни и работы хорошо мотивированных квалифицированных кадров во всех сферах жизнедеятельности. В серьезном обновлении нуждается жилищный фонд большого Норильска. Мне представляется, в ближайшие 10 лет необходимо, как минимум, 10-15 тысяч новых квартир. Убежден, серьезное развитие должен получить Индустриальный институт.

Для красноярской власти важнее не определять виновных в аварии, а то, станет ли она главным инициатором и организатором всех процессов развития. Чем больше край вложит ресурсов в развитие Норильска и Таймыра, тем выше будет налоговая отдача за счет повышения эффективности производства на всех предприятия «Норникеля». Мне представляется, что региональному бюджету по силам ежегодно дополнительно выделять 5-7 млрд рублей на развитие города. Такие инициативы, думаю, поддержал бы и «Норникель» собственным финансированием городской инфраструктуры.

Власть должна мотивировать бизнес платить больше налогов

– При подготовке к Универсиаде все крупные компании оказались в равной степени отзывчивыми? Или по-разному реагировали на просьбы губернатора принять участие в проектах?

– Я всегда был за то, чтобы социальные и инфраструктурные задачи решала власть, а бизнес стоит привлекать на выгодных для него условиях. Нам очень помогла «Русская платина», которая построила ледовый дворец по собственному плану за свои средства. Одновременно предприятие разрабатывало проект новых месторождений тоже на севере края. «Норникель» провел масштабную реконструкцию одного из лучших горнолыжных комплексов России «Бобровый лог». Думаю, «Норникель» около 2 млрд рублей вложил в объекты Универсиады. Он позиционировал себя в качестве организации, которая поддерживает спорт и социальную сферу, но в то же время развивал и собственные объекты. Контрольный проект аэропорта Емельяново полностью выкупали структуры, аффилированные с «РУСАЛОМ». Провели масштабную реконструкцию и построили новый терминал. Но это исключительно бизнес. Конечно, сейчас аэропорт страдает от карантинных ограничений, но в тот период была большая конкуренция за проект. «Норникель» наряду с реконструкцией «Бобрового лога» выделял большие средства на технологическое оснащение лабораторий Сибирского Федерального Университета, в центре Красноярска построил для школьников мини-технопарк «Кванториум».

В благоустройстве Красноярска и других территорий края участвовали многие компании, но главное, что при этом они эффективно решали свои производственные задачи, повышали нормативы заработной платы.

Власть должна мотивировать предприятия платить больше налогов. Для этого нужно создавать условия для работы бизнеса, иначе он будет голосовать ногами, стремиться уйти из твоего региона в другие, где созданы условия для его развития.

Помню установочное совещание в первый рабочий день 2015 года и недоверие, с которым присутствующие восприняли мои слова о том, что край за два бюджетных цикла, то есть, за 6 лет, должен увеличить собственные доходы бюджета в годовом исчислении на 100 млрд рублей. Помню, на меня смотрели как на человека, который оторвался от реальности, недопонимает ситуацию. За три года моей работы собственные доходы региона в годовом исчислении выросли на 57 млрд рублей.

– Кто внес в это вклад?

– И «Норникель», и «Роснефть». «РУСАЛ» меньше, чем кто-либо. Он в это время терял в налоговой отдаче. Но нельзя жить одним днем. Это был период запуска Богучанской ГЭС. Огромные расходы тогда ложились на федеральный и краевой бюджеты. К тому времени была введена четвертая часть мощностей нового Богучанского алюминиевого завода. «РУСАЛ» подписал программу, по которой компания за счет налогов должна была строить поселок для специалистов завода. «Роснефть» серьезно добавила налог на прибыль за счет «Ванкора». В то время даже создавались новые производства, 400 млрд рублей в год инвестиций шло в Красноярский край. Строились новые горнодобывающие предприятия, предприятия по глубокой переработке сельскохозяйственной продукции. Ежегодный объем инвестиций в развитие края превышал 400 млрд рублей. При этом надо подчеркнуть, что это было время очень низких цен на все группы цветных металлов, что, безусловно, снижало инвестиционную привлекательность региона, подрывало экономическую эффективность работы многих действующих предприятий края.

Но даже в этих трудных условиях речь шла не о шантаже бизнеса, а о конструктивной позиции, стратегических договоренностях, совместных усилиях: вы выводите на новый экологический уровень производственные объекты в Норильске, а бюджет перекладывает инженерные сети, модернизирует социальную сферу. Никто не упрекнет меня в заигрывании с бизнесом в ущерб интересам территории – регион очень сильно выигрывал от диалога.

С моей точки зрения, происходящее сейчас – законы, которые принимает Заксобрание в интересах отдельных компаний, а не всего бизнеса в целом, процессы по формированию муниципальной власти в Норильске, комментарии руководства региона о действиях «Норникеля» – все это ограничивает развитие территории. Нельзя представить Красноярский край без Норильского комбината – без связанных с ним перспектив и точек роста, без его вклада в развитие региона.

– Кажется, в 1990-х годах «КрАЗ», другие алюминиевые предприятия давали бюджету весомый доход, сопоставимый с сегодняшним вкладом «Норникеля». Диспаритет в сторону Севера образовался после интеграции завода в «Русский алюминий»?

– Мне трудно оценить всю историю вопроса. Тем не менее действительно доля «РУСАЛа» в доходах бюджета в определенный период существенно упала. Как к этому относиться? Мы обсуждали с руководством предприятия дефекты толлинговой схемы, понимали финансовые трудности компании, которая вкладывала средства в новый завод в Богучанах. Однако повторю, нельзя жить одним днем. Выход Богучанского завода на полную мощность, завершение экологической модернизации на красноярском заводе, улучшение ситуации в Ачинске – на все это нужно время. Вклад компании в бюджет действительно был минимальным.

Но когда я приехал в Красноярск, бюджет края вообще не рос, 2010-2014 годы он был примерно на одном уровне. Некоторые предприятия сдали свои позиции, другие росли очень медленно. Увеличивать доходы бюджета – главная задача управления региона. Оно напрямую заинтересовано в повышении эффективности производственной сферы. Я – за самую высокую требовательность власти к вопросам экологии и безопасности. Я уверен, «Норникель» извлек урок из произошедшей аварии по полной программе, занимается возмещением ущерба, обновлением оборудования и технологических условий. Но работа компании и края по поиску эффективных решений для скорейшего улучшения экологической ситуации должна идти сообща. Разъединение, конфликт тормозят развитие. Обоснованную тревогу вызывает ситуация в законодательном собрании края. Я не помню такого периода, когда разделение было настолько очевидно: одни депутаты находятся в парадигме позиции губернатора и правительства края, а другие против этой позиции, и все вместе понимают абсурдность решений.

Главное, чтобы связи никак не отражались на работе

– А кто способен объединять край? Насколько это удавалось вашим предшественникам, в частности, Александру Хлопонину?

– Я весьма позитивно воспринимаю период губернаторства Хлопонина. В 2002 году, когда Александр Геннадьевич шел на выборы, будучи главой Таймыра, он прилетал в Новосибирск, мы обсуждали избирательную кампанию. На разных территориях, предприятиях слышал много теплых слов о времени работы Хлопонина в крае. Губернаторство Льва Кузнецова пришлось на тяжелый период, доходы не росли, а требования к уровню заработных плат в бюджетной сфере в крае были очень высокими. Формировался внутренний долг. Когда я приехал в регион в 2014 году, плановый дефицит бюджета составлял 28 млрд рублей.

Основные принципы работы определяет высшее должностное лицо субъекта. У Александра Викторовича Усса свое понимание. Однако со стороны создается впечатление, что в целом он ориентируется не на развитие, а живет больше прошлым, какими-то привычками, амбициями, обидами на что-то и на кого-то, прежними бизнес-интересами, что во власти недопустимо.

Среди членов правительства, депутатов Законодательного собрания края, на уровне муниципальных образований много лидеров. Край силен общественными, ветеранскими, национальными организациями, объединениями, которые занимаются патриотическим воспитанием. Люди заинтересованы в преодолении непонимания. Пора переходить от конфронтации к эффективному сотрудничеству между бизнесом и региональным руководством. «Норникель» может бросить силы и средства на программу технологического развития, экологического оздоровления. И конечно, нужна масштабная программа со стороны правительства края по развитию Норильска.

Большую программу нельзя провести без согласованной позиции, без взаимопонимания между бизнесом и властью. Зачем сейчас подвергать сомнению диалог, тормозить развитие, ставить палки в колеса, бить по репутации публичной компании, которая определяет возможности бюджета? Чем больше штрафов заплатит «Норникель», тем меньше он отдаст налогом на прибыль.

Растущая налоговая отдача «НОрникеля» позволяет увеличить бюджетные ассигнования на развитие города. Я считаю, что богатый край может стать еще богаче, если не искать виновных, а сконцентрировать взаимные усилия на его развитии.

– В период, когда вы возглавляли Красноярский край, вы замечали, что Александр Усс на посту председателя Заксобрания ориентирован на те или иные компании?

– Я изначально понимал, что Александр Викторович очень долго находится в руководстве края, он работал с пятью губернаторами. Конечно, за это время оброс контактами с представителями различных бизнес-структур и руководителями предприятий. В том числе, с Дерипаской его отношения были выстроены с 2002 года. Я на это не обращал особого внимания, главное, чтобы связи никак не отражались на работе.

Руководитель региона должен быть моральным авторитетом, уважать людей и уметь убеждать их в своей правоте по вопросам обеспечения развития региона, формирования команды. Не буду давать оценки, насколько эти принципы соблюдаются в крае. Но яркие проявления конфронтации с «Норникелем» после аварии на энергетическом объекте вызывают во мне неприятие позиции региональных властей. Даже первая реакция на чрезвычайную ситуацию: с моей точки зрения, губернатор должен был быть в Норильске не на пятый день, а через пять часов. В Красноярске прекрасно оснащено МЧС, у самого комбината хорошие мощности, можно было приступить к ликвидации аварии незамедлительно, а не ждать волшебного пенделя от руководителя государства.

– Но проходила информация, что истинные масштабы аварии скрывали.

– Не знаю, какая поступала информация, но в любом случае решения надо было принимать на месте. Фактор времени здесь играет первостепенную роль. Случилась большая беда – для города, для комбината, для всего края. Компании придется вкладывать огромные средства в ликвидацию ущерба. Но нужно содействие и понимание со стороны властей.

Власть не замыкается на Александре Уссе

– А кто способен действовать правильно, так, как нужно? В 2017 году, когда президент принял решение, что край возглавит Усс, трудно было до конца понять логику этого назначения. Край получил своего, красноярца. Но не выходит ли так, что «свой» – значит человек, интегрированный не столько с регионом, сколько с конкретной группой, работающей на территории? Может быть, тогда все же действительно лучше назначать кого-то со стороны?

– Не совсем корректные сравнения. Не думаю, что личность Усса нужно ассоциировать со всеми красноярцами. Также не считаю, что из некоторых негативных примеров в его работе на посту губернатора стоит делать вывод: сами красноярцы не могут собой управлять. Речь просто о профессионализме, порядочности, человеческих качествах. Проблема в отношении Александра Викторовича к делу, к людям. Убежден, в Красноярском крае очень много талантливых лидеров, способных возглавлять территорию. Люди могут приехать из других регионов и искренне полюбить эту землю, понять основные ее проблемы. Главное, чтобы человек, наделенный властью и доверием, был готов реализовать принципы работы губернатора.

Глава региона должен думать исключительно о стратегических интересах субъекта, быть представителем населения и, конечно, главы государства, без чьего доверия работать невозможно. Вот кем надо быть, а не «русаловцем», «норникелевцем» или выходцем из другой бизнес-структуры. Все же нельзя проблемы, порожденные губернаторством Усса, перекладывать на того, кто его назначал и тем более выбирал во время единого дня голосования. Его поддержали в том числе и в Норильске, причем в процентном отношении от пришедших на участки даже больше, чем в среднем по краю. Это должно придавать руководителю ответственности.

Кроме того, власть не замыкается на Александре Уссе. Есть члены правительства, депутаты Законодательного собрания, в том числе, от Норильска. Есть депутаты Госдумы родом из Норильска. Вполне решаемая задача – подобрать хорошего главу города, скорректировать общие позиции с Законодательным собранием, с общественным мнением по поводу развития Норильска и «Норникеля». Край обладает неисчерпаемым потенциалом роста, нужно только правильно сконцентрировать энергию созидания.

– Тут как с энергией большой сибирской реки. Она может служить во благо, а может стать опасной.

– Потому я и переживаю. Наверное, еще при губернаторе Лебеде началось деление в крае на красных и белых, наших и ненаших. Тупиковый путь. Люди, которых общество наделило ответственностью за Красноярский край, должны попытаться преодолевать эту проблему, в том числе, отстаивая позицию перед губернатором. А тот, в свою очередь, должен чувствовать и понимать особую энергию Норильска, очень бережно использовать ее для развития территории.

Понимаю, если бы компания сопротивлялась. Например, при мне руководство «РУСАЛа» было жестко против некоторых процессов и решений власти. Но сегодня в ситуации с «Норникелем» этого нет.

Четыре года назад Сергей Борисович Иванов, представитель президента Российской Федерации по вопросам природоохранной деятельности, специально прилетал в Норильск. В моем присутствии комбинат презентовал программу экологического оздоровления всех производственных единиц. Власть могла бы взять ее за основу, в чем-то ускорить, скорректировать, договориться с предприятием о совместных расходах, добавить 5-7 млрд в год на развитие Норильска. Поверьте, через 10 лет город стал бы новым. Не дело лишь декларативно требовать и критиковать. Дать программу развития – задача власти, а не комбината. Странно слышать, что «Норникель» должен отстроить Норильск. Это функция бюджета, на это бизнес и отчисляет более 100 млрд рублей налогов в год. На такие деньги не только Норильск, весь край можно развивать и обновлять. Конфронтационная, равнодушная, отстраненная позиция власти просто недопустима.

– Сам Усс в политическом позиционировании активно использует слова «земляки», «местные». Во время избирательной кампании эту риторику поддерживали и другие авторитетные красноярцы. После ареста Анатолия Быкова статус главного «местного красноярца» фактически перешел к Уссу. Весной мы с вами в «Континенте Сибирь» обсуждали удар коронавирусного кризиса по экономике и меры поддержки в Новосибирске и других регионах. В том числе, говорили о том, не способствуют ли негативные условия усилению местнических тенденций. Вы сказали, что к подобным настроениям нужно относиться с осторожностью, что они не должны получить поддержки.

– Очень тонкая грань. С одной стороны, любовь к малой родине и местный патриотизм – это хорошо. Нормально, когда местная власть говорит о том, что именно данный регион должен быть лидером, развиваться быстрее. Но не стоит забывать, что целое всегда важнее и сильнее малого. Большая Россия всегда сильнее отдельной ее части, регионы-доноры никогда не выиграют от своей обособленности.

И я на выборах видел газеты, листовки, плакаты с лозунгами: «Зачем нам варяги!». Отвечал: да, я не красноярец, но я – тоже сибиряк. С мая по сентябрь, пока шла кампания, объехал весь край, разговаривал с сотнями людей. И вы знаете, какая проблема… К сожалению, есть представление, что в Красноярском крае можно хорошо заработать, но потом уехать жить в более благоприятные условия. Вот в Новосибирске, например, это меньше распространено, красноярцы же на фоне «земляческой», «ультра-патриотической» риторики чаще, чем хотелось бы, стремятся, чтобы их дети учились в других регионах. Все взаимосвязано. И кричалки в духе «наши-не наши» уже всем надоели и устарели. Не кричать надо, а обустраивать свой дом, свой регион – объединяя усилия с другими, со всей страной.

Граница должна проходить не между «свой-чужой», а между порядочностью и непорядочностью, уважением к людям или глухоте к другой позиции, способностью собрать команду или пренебрежительным отношением к специалистам.

В Красноярском крае живут люди, заинтересованные в объединении, развитии региона. Череда конфликтов, скандалов, разбирательств тормозит рост и вредит людям. Это должны понимать Александр Усс и другие публичные политики. Правда всегда сильнее лжи, стремление к созиданию и развитию сильнее любых конъюнктурных интересов. Красноярцы всегда идут вперед, и на этом базируется уверенность, что все противостояния и конфликты остаются в прошлом.

Источник: Континент Сибирь
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.
Прописные истины
27.11.2020, 00:42  
  • Не нравится
  • +58
  • Нравится
Взаимосвязь власти и бизнеса называется коррупция.
Ответить   Цитировать      

Николай
27.11.2020, 10:46  
  • Не нравится
  • +10
  • Нравится
Интервью полностью в духе государственника.Похоже,в крае эта позиция не главная и поддержки Толоконский не получил или не создал вовремя,почему и был отставлен без внятных причин.
Ответить   Цитировать      

ссУ
28.11.2020, 20:40  
  • Не нравится
  • +18
  • Нравится
Кому нахер его мнение надо!
Ответить   Цитировать      

Гражданин
30.11.2020, 06:35  
  • Не нравится
  • +14
  • Нравится
Товарищ экс- губернатор, хватит учить, где газ населению края, который Вы обещали на предвыборной компании
Ответить   Цитировать      

имя
01.12.2020, 16:48  
  • Не нравится
  • +17
  • Нравится
Опять начинается: этот бизнес кошмарим, сносим, нагибаем , потому, что он не мирового масштаба, и хозяева не в авторитете, а этот не трогаем, и ищем с ним взаимопонимания, потому, что он много налогов платит, и вообще, там пацаны нормальные рулят, которые с нами на одном микрорайоне живут.
Ответить   Цитировать      

Добавление комментария




 
 
2010– © Информационное агентство ИА Запад24. Свидетельство о регистрации
СМИ ИА № ФС 77-71977 от 29.12.2017 выдано Федеральной службой по надзору
в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 16 лет.
+7 (391) 214-23-13
г. Ачинск, ул. Свердлова, 74, пом. 72
+7 (39151) 2-33-33, marketing@zapad24.ru
Правила сайта
Сообщить новость
Размещение рекламы