Запад24

Про запреты

06.06.2012   772 просмотра
Про запреты«Нехорошо, – говорю я внуку, – пальцем в носу ковырять». Он насупливает брови и отвечает: «А водку пить тоже нехорошо. Ты пьешь водку и пьянишься». Можно, конечно, начать дискуссию, мол, поживи с мое. Но я повинуюсь внезапному порыву.
– А давай, – говорю, – так: я водку не пью, ты не ковыряешь.
Говорю – а чувствую, что проваливаюсь в бездну, вместе со столом, уже накрытым у беседки, где грузди в сметане, соседкины помидоры нежнейшего вкуса, приятная компания и вековые традиции.
Но поздно.
– Ладно, давай, – соглашается внук.

И вот теперь из-за этого маленького хитреца (как я проверю, соблюдает ли он уговор, а при мне он уже научился временами вести себя так, чтобы деду угодить) я должен отказывать себе в главном патриотическом удовольствии? Мне-то слово придется держать, а как иначе, я же был пионером. Что – мне теперь придется растерять всех друзей? Никогда не испытывать этого восхитительного чувства, когда утром, проклиная дурака, повесившего над дверью колокольчики, о которые бьешься лбом, ты выбираешь, стоя в трусах посреди кухни, что вперед: «Ессентуки номер 17» из холодильника или пенталгин из аптечки. Выбираешь оба лота – и чувствуешь, как непросто маленькому пенталгинчику бороться там, внутри тебя, с превосходящими силами противника.

Одно неловкое слово – и эта прелесть вместе с груздями теперь в прошлом. Приходится себя убеждать, что ради подрастающего поколения ты можешь и должен сам идти на добровольную аскезу. Эту историю я хотел к месту рассказать на круглом столе, который наш фонд «Разумный интернет» (Smart Internet Foundation, проще говоря) и депутат Госдумы Роберт Шлегель провели в День защиты детей. Их бытование, риски, угрозы, безопасность в сети стали темой стола. Но не успел: модератор жестко ограничивал время. Почему же дедушкины байки были бы к месту на столь серьезном мероприятии? Вот почему: собрались там взволнованные взрослые и стали наперебой предлагать, что и как в интернете надо детям запретить и ограничить, чтобы честь соблюсти и капитал приобрести.

И вот какая удивительная история выяснилась: детям надо запретить всё то, чем мы с восторгом сами занимаемся.

Ну, например: умная программа родительского контроля, которая срабатывает, едва чадо набирает «порно» – вещь хорошая. Но она не объясняет, почему папе можно, а ребенку нельзя. Я все понимаю – про возрастные ограничения, про пчелок и спасительную маркировку голливудских фильмов. Я про то, что программа не заменяет подлинного родительского контроля, который сам по себе тоже не панацея. Мы с облегчением отдаем на откуп машине то, что полагалось бы с умом и тактом, а иногда и с юмором, а иногда и с ремнем (виртуальным, разумеется) делать самим.
Следующий пожар фиксирует волшебная машина, когда ребенок, представьте, пытается купить пиратский софт. Ну, это просто безобразие! Я так и вижу отца, который в гневе отчитывает мальца, который с файлообменника скачивает себе какой-нибудь халявный конвертер звуковых файлов. А скорей всего, новую игру. И т.д. Куда более зримо представляю другое: как порют (виртуально, разумеется) тощего ботана, который при помощи папиной карточки купил софт на официальном сайте производителя за стольник баксов, хотя за углом он есть на халяву.

От всего этого за версту несет лицемерием, а вот лицемерие дети чувствуют в первую очередь.

Запрещая ребенку, мы крайне редко задаемся вопросом, а что мы ему, собственно, предлагаем? Детского контента в сети, по сравнению со взрослым, – жалкие процентики. Качественного – доли процента. И понятно, почему. Чтобы создать «Смешарики», надо ум, талант, время, подвижнический склад характера, идеологию, чувство юмора, знания педагогики... Конца не видно! И в конце у тебя дивный результат: ты заработал неплохие деньги, отличную репутацию, а дети от твоих фильмов стали лучше. Внука, кстати, не заставишь идти на красный: Нюша так не делает!
Теперь давай разденем какую-нибудь подвернувшуюся Нюшу, учиним сайт с Нюшиными фотками и посмотрим, как там баланс сойдется. Репутация, конечно, у тебя будет еще та. Но ты спрячешься под ником. Нюшу придется тоже назвать Виолеттой. Ни дети, ни взрослые от твоих фоток лучше не станут, да и станет ли им лучше – еще вопрос, но не этой колонки. Но время, за которое ты получишь от такой деятельности выгоду, несопоставимо со «Смешариками»: миг и век. Ума и педагогики также требуется немного. А подвижничество (оно же продвижение) можно за скромные деньги поручить далекому другу, разместив сайт так, чтоб его наше доблестное полицейское управление «К» замучилось искать по Филадельфиям и островам Мэн, знаменитым бесхвостыми кошками.
Не хочу уподобляться всяким фундаменталистам, утверждающим, что всё это вообще путь в бездну. И пугать сетевым апокалипсисом. Но запали мне в душу слова, сказанные на круглом столе Игорем Ашмановым, бывшим гендиректором «Рамблера», руководителем консалтинговой компании «Ашманов и партнеры»: а наберите в поисковике «купить нар» – и он услужливо подбросит «купить наркотики», «купить наркотики в Москве»... Что тут надо запретить – детям набирать эти слова под страхом родительских кар? Или запретить поисковику быть таким услужливым? Представители поисковиков лопнут, ужами будут виться, но услуга будет оказана. Оказывается сейчас: проверьте сами. Объяснение простое – если один поисковик прекратит ее оказывать, то перестанет быть конкурентоспособным среди менее социально ответственных. Поэтому интернет-бизнес (да и всякий другой) с восторгом и в первых рядах подписывает разные воззвания и манифесты, касающиеся нравственности и здоровья подрастающего поколения, но запретить себе богатеть на распространении в том числе и мерзости ну никак не в силах. Ибо вековой мудрости «Добродетель требует себе награды, порок же приятен сам по себе» никто не отменял и в наши айтишные времена.
Я к тому, что запретить им не запрещать такие услуги тоже не выход. Во-первых, «обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому. Доказательство: контрабанда и торговля рабами». Во-вторых, по-моему, надо сосредоточиться не на запретах, а на создании «Смешариков», ухоженных полей и райских садов: пожалуйте к нам. А вот этого у нас мало, не хотят и не умеют.

Возвращаясь же к актуальной на сегодняшнее утро теме головной боли, произошедшей, видимо, от ночных размышлений о детском контенте в интернете, скажу так: мне по фиг, есть там кодеин или нет, вы создайте сначала замену, качественное и безопасное лекарство для меня, несчастного, а потом запрещайте пенталгин без рецепта. Нет, теперь я вместо того, чтобы утром быстро поправить здоровье, должен записываться к терапевту за пенталгином!? У нас что, очередей мало в поликлиниках? Конечно, воспитывать детей так, чтобы они не выпаривали себе «крокодил» из таблеток, насмотревшись наших кин, начитавшись газеток и наглядевшись на лучшие образцы героев нашего времени, – это, знаете ли, задачка. Ого-го! Макаренки зубы съели. А вот пошуметь, насупиться, пообсуждать, строго запретить и сделать вид, что проблемку закрыли, – это пожалуйста!

Ну, а поскольку я за правду, то расскажу по-честному, чем у нас вчера с внуком закончилось. Договорились.
– Водку я отныне не пью, – торжественно подтвердил я. И добавил, – только если вино красное. Сухое.
– А я – только указательным, – быстро отреагировал внук.
И мы пошли с ним к беседке за круглый стол по проблемам шашлыка, интернета и прочей педагогики.

Владимир Мамонтов,
Деловая газета «Взгляд»
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter чтобы отправить нам.


Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.

Статьи