Информационное агентство ИА Запад24. Ачинск, Боготол, Канск, Красноярск, Минусинск, Назарово, Ужур, Шарыпово, Абакан
Мобильная версия

Блоги

Ольга Гадалова

  Павел Гудовский   Сергей Шахматов   ТехноNews   Евгений Швец   Алексей Тепляшин   Единая Россия   Словариум   Раиса Юргельян   Библиофил   Политическая анатомия   Семён Семёнов   Денис Пономарев   Андрей Думанский   Владимир Васин   Андрей Хавронин   Николай Матвеев   Юркова Дарья   Сендерский Семен   Евгений Борисов   Артем Речицкий   Максим Монгуш   Александр Глисков   Анатолий Андреев   Ольга Карелина   Евгений Кондрашов   Владимир Седов   Анастасия Комина   Наталья Никонова   Ольга Фахурдинова   Светлана Павликовская   Андрей Балаев   Андрей Кузьмин   Павел Проничкин   Алексей Осадчий   Мария Рукосуева   Ольга Завьялова   Елена Комарова   Алексей Зайцев   Остап Бендер

«Даже когда вы всех поймали и разоблачили, ничего не происходит».

Ольга Гадалова, 17.09.2012   Просмотры 1 268   |   Комментарии 14
«Как победить коррупцию?» – это не очень правильное название. В ближайшем будущем мы никого не победим. Но противодействовать коррупции и как-то уменьшить давление этих упырей в погонах и без на нашу жизнь мы можем.

Лекция. Выборочно. Выборка моя. Полностью читать здесь.

Коррупция бывает разная: бытовая, административная и верхушечная. Бытовая – нижний пласт, где мы платим за садик, за школу, врачу или полицейскому на дороге, когда знаем, что виноваты, за то, чтобы паспорт или справку сделали быстрее, за разрешение установить кондиционер на стене, которая может рухнуть. Верхушечная коррупция – это то, чем сейчас занимается Алексей Навальный: большие проекты, крупные явления общественно-экономической социальной жизни. Например, Олимпиада, дороги, месторождения и так далее.

Говоря о взяточничестве как о проявлении коррупции, мы должны подразумевать два вида взяток. Бывает «взятка комфорта», когда мы сами хотим заплатить для того, чтобы сделать нашу жизнь комфортнее. В этом случае я иду к конкретному человеку и говорю ему: «Василий Васильевич, а дай-ка ты мне разрешение на кондиционер». Я знаю, что если его туда повесить, то стена упадет, но мне очень хочется кондиционер именно на этой стене. Можно прожить без этого кондиционера? Можно. Но с ним будет куда комфортнее. Бывают другие ситуации. Например, одинокой матери нужно отдать ребенка в детский сад, чтобы пойти работать, а тетя из Департамента образования, которая выдает квиточки, говорит, что у них мало мест, поэтому надо принести столько-то. Эта взятка уже не добровольная. Здесь вопрос идет не о комфорте, а о выживании.


С чего все-таки стоит начать противодействие коррупции? Начнем с алчности. Говоря о противоборстве коррупции, мы предполагаем, что хотим минимизировать ее до социально приемлемого уровня. Социально приемлемый уровень можно наблюдать в скандинавских странах. Когда вам говорят, что есть страны, где коррупции не бывает, – это неправда. Она там тоже есть, но не систематически, а в виде отдельных случаев человеческой алчности, которые возникают с появлением чуть больших возможностей. Алчность какого-то чиновника ныряет в окошко этих возможностей, а потом правоохранительные механизмы контроля эту дырочку шпаклюют. Наша задача снизить коррупцию до социально приемлемого уровня отдельных проявлений человеческой алчности.

Здесь можно до бесконечности говорить банальности о воспитании, семье и морали. В английском языке, а наша фирма работает в 90 стран мира, мы используем слово «integrity», которое передает все. Это включенность, но в тоже время порядочность. Все наши международные действующие документы, направленные на борьбу с коррупцией, называются «public integrity» [добропорядочность, включенность и цельность публичного сектора]. Проблема алчности решается с помощью проектов, направленных на образование.

Возможности – это недостаточно уточненные правила наших отношений с чиновниками. Иногда процедура прописана государством нечетко.

Почти все пытаются минимизировать возможности для чиновников. Сначала осуществляют контроль, но потом обнаруживают, что единичный контроль бессмыслен, пока есть возможности. Поэтому лучше в первую очередь заняться ими. Для этого есть мониторинги, проверки, инициативы и так далее. Вышел закон о прозрачности судебной системы, согласно которому вся информация в судах должна быть открытой. Открыта она сейчас? Конечно, нет. Люди обвешались подзаконными актами, которые позволяют поворачивать этот закон, как им заблагорассудится. Чтобы снизить эти возможности, мы ходим и проверяем, а потом регулярно пристаем ко всем, требуя, чтобы все стало, как надо. Это и есть контроль.

Цель – сделать так, чтобы окошко возможностей, в рамках которого люди решают делать то, что им хочется, закрылось. Смотреть, где возникают возможности для коррупционных проявлений на муниципальном уровне, может каждый гражданин. Для нас очень важно, чтобы контроля можно было как можно больше, – нужно обложить со всех сторон тех, кто пытается получать коррупционную ренту.

Любой антикоррупционный контроль может быть внутренним и внешним. Мы пытаемся завести внутренний контроль, который гораздо лучше. Но возможности для борьбы гражданского общества с коррупцией страшно ограничены. Дело в том, что гражданское общество не обладает правом сажать кого-нибудь в тюрьму или закрывать учреждения, которые, с нашей точки зрения, тотально коррумпированы. Мы можем только описать все это. Мы можем лишь организовать контроль. Даже имея доказательства, гражданское общество не может привлечь к ответственности. Поэтому когда люди с головой бросаются в реализацию каких-то гражданских проектов по борьбе с коррупцией, очень многие быстро разочаровываются. Даже когда вы всех поймали и разоблачили, ничего не происходит, потому что применять правовое насилие может только государство.

Конечно, мы можем возбудить прокурорскую проверку, но при этом надо отдавать себе отчет в границах возможного. В системно коррумпированном государстве отсутствует правовая норма привлечения к ответственности по коррупционным делам в защиту общего интереса. Защита общего интереса у нас существует лишь в законодательстве по защите прав потребителя. То есть если мы отравимся тухлой селедкой, купленной в супермаркете, мы можем возбудить иск в защиту наших интересов, а если мы пострадаем от действия какого-то чиновника, аналогичной нормы найти не получится.

Внешнего контроля может быть крайне много. Высшая форма гражданского антикоррупционного контроля – выборы. Равные и честные выборы – единственный инструмент предотвращения консервации коррумпированных элит, особенно на местном уровне. Если нам не нравится, как наш глава муниципалитета организовал вывоз мусора, как мы можем сообщить ему об этом? Просто не избрать в следующий раз. Не факт, что другой глава будет лучше, но мы потом его тоже не изберем. Таким образом, через пробы и ошибки, мы найдем того, кто будет понимать наши потребности. Выборы – это не идеология, это чистой воды антикоррупция в прикладном смысле этого слова.

Второй уровень внешнего контроля – это непосредственное гражданское участие. Мы приходим и активно участвуем в реализации повестки дня того или иного ведомства. Общественным советом ведомства говорим, что вот так делать нельзя, – и это реализуется на практике. Увы, сейчас у нас все происходит иначе. Есть отдельно взятые министерства и ведомства, где к этим советам прислушиваются. Но, как правило, когда припечет и уже совсем горит огнем.


Еще одна важная форма внешнего контроля – расследовательская журналистика. Это фундаментальная вещь в любом государстве, потому что СМИ – медиатор между властью и обществом.

И последнее – это прямой гражданский контроль. Здесь есть бесконечное поле для деятельности.

Еще можно искать конкретных упырей. Люди, которые выбрали стезю борьбы с коррупционерами, могут просто их найти и за ними бегать. Тут надо понимать, что настоящая борьба с коррупцией – крайне унылое и непафосное дело. Это утомительное сидение за столом с бумажками. Поэтому мысли о том, что вы всех разоблачите и на белом коне попадете на первую полосу «Коммерсанта», – лишь иллюзии.

Помните, кто посадил Аль Капоне? Аудитор, который сидел с бумажками 17 месяцев. В этом не было никакого пафоса. А гражданскому контролю, к сожалению, свойственно стремление к пафосу. Разоблачил кого-то – и, размахивая руками, бежишь рассказывать о том, что нашел коррупцию. Но пока ты бежишь со своим флажком, те, кого ты нашел, быстренько все зашпаклевали, и ты опять никого не привлек к ответственности. Поэтому важно помнить, что настоящая борьба с коррупцией – очень аккуратная серьезная профессиональная работа, которую надо выполнять в зависимости о того, какой результат вы хотите получить.

Глава Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International в России Елена Панфилова. Лекция «Как победить коррупцию».

Тем, кто добрался до конца и все-таки прочел этот длинный текст будет бонус: В Назарово собираются организовать пикет против чего-то там связанного с полицией. Я считаю, что это дурь несусветная и борьба с ветряными мельницами. Заявляемого результата не принесет и никто от этого не будет в выигрыше. Но не буду отрицать, что это и есть в моем понимании "integrity", только вариант хард. Понаблюдаю за этим процессом с удовольствием. Тем более, что ошибок и с той и с другой стороны будет несколько. Особый интерес для меня - как из всего этого будут выбираться отдельные личности.
Екатерина Панфилова
17.09.2012, 10:12  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Оля, я дочитала до конца), очень мне нравится Елена Панфилова, причем даже не из-за фамилии. Умеет сказать просто о вещах сложных. Но мне кажется, в своей выборке ты зря вот это выключила:

"Расследовательская журналистика у нас, к сожалению, умерла. Причем умерла она у нас в том числе и физически. Погибли Юрий Щекочихин, Анна Политковская и многие другие. Те, кто умеют делать журналистские расследования, погибают. Другая часть людей видит, что все это просто бессмысленно".
(выделила жирным шрифтом, чтобы было понимание - речь действительно о тех, кто тихо и долго готовит "бомбу", а о не о тех, кто сотрясает воздух. Вторые выживут, первые- точно нет, и знают об этом заранее).
Ответить   Цитировать      

Ольга Гадалова
17.09.2012, 10:15  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Екатерина Панфилова, убрала исключительно, чтобы не путать - я здесь не про журналистику, а про гражданское общество.
Ответить   Цитировать      

Андрей Оланов
17.09.2012, 16:02  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Есть ещё один замечательный термин – Common good.
Общее благо, если дословно. Что оно значит здесь, в суровой и враждебной российской реальности? И, мне кажется, имеет прямую связь и с integrity, и с противодействием коррупции.
Я не знаю чёткого определения комонгуда для российской действительности. Я чувствую только сепаратизм индивидуальностей, на которых и вырастают сорняки коррупции. Будь она ради выживания или комфорта.
Ответить   Цитировать      

Екатерина Панфилова
17.09.2012, 16:49  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Цитата: Андрей Оланов
Что оно значит здесь, в суровой и враждебной российской реальности?


Андрей, в чем враждебность и суровость российской реальности выражается для тебя лично?
Ответить   Цитировать      

Андрей Оланов
17.09.2012, 18:43  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Екатерина Панфилова, агрессивный конформизм, в основном.
Ответить   Цитировать      

Екатерина Панфилова
17.09.2012, 19:16  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Ой, я в тупике. Это как "ориентированность на других" может быть агрессивной? belay
Ответить   Цитировать      

Андрей Оланов
17.09.2012, 19:29  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Я не совсем это имел в виду. Я скорее хотел сказать о внушаемых моделях поведения господствующей в обществе или группе системе установок, мнений, восприятия, поведения етс. И ревностное это хождение в рамках. Ни за, ни под.
Короче говоря, свои здесь, все остальные чужие и враги.

Возвращаясь уже к напечатанному, без врага же трудно жить.
Ответить   Цитировать      

Николай Стрельников
17.09.2012, 22:12  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Весьма забавно, когда человек, относящийся к средствам массовой информации, выбирает роль наблюдателя за происходящим со стороны. Во- первых-это всегда весело и, наверное, это уровень чувства юмора, особенно, когда наблюдаешь с удовольствием . Во-вторых, опять таки совершенно бесплатно! Это же, не ежемесячное шапито на стадионе за 150 рублей, здесь клоунов-то побольше будет, и все совершенно бесплатно! Забавно то, что и Вы, Ольга считаете, что выражение мнения – это определенная дурь – это конечно Ваше мнение – и слава богу – тут наверное нет людей, которые способны Вас переубедить (образование, слава богу у нас с Вами разное). Любителей понаблюдать с удовольствием большинство, наверное, от этого так и живем. Ну мне кажется в Вашем университете, хорошо преподавали политологию и психологию (хотелось бы верить) раз Вы так хорошо, заранее знаете о количестве ошибок, предположительно, будучи допущенных обеими сторонами. Был опыт? Так поделитесь, как избежать? Чем объясняется Ваш особенный интерес к отдельным личностям? Вы уже в курсе кто там будет участвовать? Почему не озвучите, кто именно так интересует? Или это тоже как из вашей серии «промолчать»?... А ваше личное мнение, как блогера, по данному вопросу, совпадает с концепцией Вашей организации? Ведь агентство Запад 24, неоднократно поднимало вопросы игорного бизнеса и коррупции в городе Назарово, удивляете Вы нас Ольга, напрашивается вопрос – а не раздвоение ли у Вас личности? Если, что обращайтесь. Попытаемся помочь.
Ответить   Цитировать      

Ольга Гадалова
17.09.2012, 22:27  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Николай Стрельников, Коля, шо это было?
Ответить   Цитировать      

Николай Стрельников
17.09.2012, 22:38  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Ольга Гадалова Ольга Батюченко - шо, шо, а то и было. Как обычно - вопросом на вопрос?
Ответить   Цитировать      

Юлия Стрельникова
17.09.2012, 22:46  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Ольга, назвать пикет "дурью" ума много не надо, легче всего сесть и понаблюдать за происходящим.Куда сложнее озвучить свою позицию и попробовать ее отстоять, даже если это не приведет ни к чему,но совесть и в этом случае тех кто придет на пикет будет чиста от того, что пробовал добиться справедливости.Вам же Ольга можно только сожалеть, что сидя в теплом кресле и прикрываясь не своей официальной фамилией,Вы только делаете вид того, что имеете позицию.
Ответить   Цитировать      

Ольга Гадалова
18.09.2012, 08:18  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Цитата: Юлия Стрельникова
Вы только делаете вид того, что имеете позицию.


Юлия, вы ошибаетесь. Я даже вида не делаю. Доказательство.

Цитата: Юлия Стрельникова
и прикрываясь не своей официальной фамилией

А вы молодец! Знаете, что у меня 3 фамилии. Не отступаете от задуманного!
Ответить   Цитировать      

Ольга Гадалова
18.09.2012, 08:57  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Юлия Стрельникова, уже подействовало?


Зря вы, Юлия Алексеевна, комментарии трёте. Люди все помнят, а если не помнят - нажимают на принтскрин.
Ответить   Цитировать      

Екатерина Панфилова
18.09.2012, 09:58  
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится
Цитата: Андрей Оланов
Короче говоря, свои здесь, все остальные чужие и враги.


Как знать..., в этом сила системы, и в этом же ее слабость) кругом парадоксы.
Ответить   Цитировать      

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
 
 
Редакция сайта не всегда разделяет и поддерживает мнение блогеров.
Сайт может содержать материалы, не предназначенные для лиц младше 16 лет.
Правила сайта
Сообщить новость
Размещение рекламы